image1 image2 image3 image1

: Главная Основы Журналистики Несколько слов о фельетоне



Несколько слов о фельетоне
Теория журналистики - Основы Журналистики

несколько слов о фельетоне

Название этого жанра происходит от французского слова «feuille», которое переводится как «лист; листок».

Листком в свою очередь, называли приложение к газете, которое обычно размещалось в нижней части полосы и отделялось от остальной части газеты жирной линией. В отечественной журналистике эта часть газетной полосы называлась подвалом. Здесь располагались не только материалы, которые напоминают по своему типу современные фельетоны, но и произведения, которые сейчас называются отчеты, рецензии, обзоры литературы и т.п.

Появление таких подвалов в газетах исследователи относят к XVIII в. Со временем понятие «фельетон» стало применяться только по отношению к одному виду текстов, о котором и идет здесь речь. Отечественную журналистику прославили такие выдающиеся фельетонисты, как М. Е. Салтыков-Щедрин, В. М. Дорошевич, А. В. Амфитеатров, М. Е. Кольцов, И. А. Ильф и Е. П. Петров, С. Д. Наринъяни, Э. Я. Пархомовский и многие другие.

В советской журналистике фельетон занимал исключительно важное место. Но с началом реформ в нашей стране этот жанр почти исчез со страниц газет и журналов. И это произошло не случайно. В большой мере данное «падение» жанра объясняется его особенностями. В чем они состоят?

Прежде всего в том, что фельетон — это средство осмеяния какого-то зла. Именно в этом качестве оно использовалось соответствующими учредителями СМИ (в лице Агитпропа) на протяжении многих десятков лет. Когда у СМИ появились новые учредители в лице «денежных мешков», всевозможных «администраций», «олигархов», «финансово-промышленных групп» и т.п., то было бы странно ожидать от них осмеяния тех дел, которые творились в основном по их воле (или неразумению) и большей части населения России представлялись как зло. Кроме того, на фоне всевозможных «расследований», «сливов», бесконечного потока компромата, с помощью которых разные политические силы в течение десятилетия дрались за власть, фельетон просто не мог выглядеть «ударным» жанром. Наступление определенной стабилизации в стране, наметившаяся тенденция возрождения моральных ориентиров в жизни общества, несомненно, будут способствовать укреплению позиций фельетона.

Не в малой степени утрата современным фельетоном некогда ведущих позиций на страницах прессы объясняется и недостаточно высоким уровнем квалификации современных фельетонистов. Даже у тех из них, кто достойно представляет нынешний фельетон, нередко можно обнаружить досадные промахи.

-----------------------------------------

Из публикации «Бумаготворительный падеж»

(Новая газета. 1-7 ноября. 1999)

Белинского — вареного и вяленого — Гоголя только и можно будет найти вскоре на московских базарах.

Две пенсионерки считали свои трофеи после посещения близлежащего рынка.

— Вот, гляди, — говорила одна из них своей подруге. — Повезло мне как! Укупила кило Чернышевского по дешевке — корешок слегка подгнил. Иванова книженцию «Вечный зов» удалось у одной деревенской бабки выторговать за рупь двадцать.

— Ты, Макаровна, смотри, Чернышевского надо с луком жарить и непременно на сале. Да и отбить колотушкой не помешает — жестковат! — поучала ее соседка. — А вот «Вечным зовом» ты всенепременно отравишься. Ты бы лучше принесла с базара Белинского и Гоголя, как советовал русский поэт Н. А. Некрасов. Я его тут жевала надысь и такие строчки прочла:

— «Эх, эх, настанет времечко, когда мужик не Блюхера и не милорда глупого — Белинского и Гоголя с базара понесет!»

...Спешу порадовать тебя, дорогой читатель, что уже вышла в свет самоедская книга о вкусной и здоровой пище. С замечательными многоцвет-ными иллюстрациями, которые можно есть в сыром виде.

И все же, кроме целлюлозы с типографской краской, человеческий организм требует белков, жиров и углеводов. Об аминокислотах я уже и не говорю — не до того сейчас.

Переход населения Москвы исключительно на питание книгами (по-научному  — библиофобия) происходил постепенно в процессе депортации из Белокаменной лиц кавказской национальности с присущими им фруктами, ово-щами, мясопродуктами.

Но данный процесс протекал прискорбно вяло, а хурма, гранаты и курага фактически оскорбляли своим присутствием на рыночных прилавках все московское начальство оптом и в розницу.

Кроме того, часто возникали скандалы по поводу выдворения из Москвы по ошибке османских турок, израильских евреев и североамериканских индейцев. После того как представитель племени апачей въехал на коне в мэрию и объявил Тверскую улицу тропой войны, столичное правительство пришло к выводу, что одно дело — нарушать Конституцию и совсем другое — выходить на тропу войны с воинственными апачами и прочими индейцами. Окончательно стало ясно, что выселение граждан из Москвы, исходя из формы носа и цвета лица, начинает себя изживать. Помимо того, военные эксперты мэрии заявили, что солнцевская и люберецкая группировки не станут воевать с индейцами,    насмотревшись   по телевизору фильмов с Чаком Норрисом.

И тогда на свет божий появилось новое трогательное сочинение московских властей. Они издали историческое распоряжение «О создании общественного совета по русскому языку при мэре Москвы». В разделе «Задачи и цели совета» в числе главных задач данного синклита объявлено создание в столице «благоприятных условий для функционирования русского языка». Конечно, этот самый язык без видимых потерь пережил монгольскую оккупацию, варяжс-кие вторжения, стерпел он и возведение на княжеский трон не русскоязычного Рюрика вместе с Трувором, который вообще на нашей мове ни му-му, а также Синеусом, каковой по-древнескандинавски знал всего несколько матерных слов.

Потом вместе со своей византийской царевной появилась чертова уймища греков, от которых остался один только двуглавый орел на нашем гербе. Почти во всех российских императорах текла немецкая кровь, а вплоть до конца прошлого века весь высший свет говорил исключительно по-французски. Толстой Лев, так тот вообще зарвался: начал свой роман «Война и мир» с целой страницы иностранного текста.

Надо прямо сказать, что в условиях царизма никто специально не заботился о создании благоприятных условий для функционирования. Если кто не знает, то Пушкин, Лермонтов, Тютчев и Фет писали на русском языке. Достоевский и Жуковский — тоже.

Сам я сегодня утром из монгольского языка припомнил только «Улан-Батор», из греческого «олимпиада», а из немецкого «вас стоит дас?». То есть не так уж извратили русскую речь иноземные наречия.

Но все это, конечно, ерунда. Главное, теперь на законном основании любой представитель закона с резиновой палкой может схватить лицо любой национальности и обвинить его во вредительском искажении падежей и терро-ристическом произношении глаголов. После этого начинается изучение дательного падежа в русских купюрах или винительный падеж с кутузкой и высылкой.

Или вот еще интересная задумка: схватишь это самое лицо в спящем виде, будишь демократизатором по башке и вежливо просишь сто раз быстро и без ошибок произнести: «Тридцать три корабля лавировали, лавировали, да не вылавировали!»

Тут уж на рынке никого не останется. Гарантия железная, Белинский и Гоголь обеспечены.

А еще новая затея рекомендует содействовать созданию «кодекса речевого поведения» для сотрудников газет и подготовку государственных стандартов по русскому языку. Вообще-то любой грамотный человек знает кодексы и стан-дарты по русскому языку. Это словари и элементарные учебники. Так что, кроме тотального опустошения рынков, эта идея ничего не дает. Это с одной стороны. А с другой — не пойти ли вам куда подальше за пределы великого и могучего русского языка? Ибо людей, которые пишут: «Создание условий для функционирования русского языка», — надо высылать из Первопрестольной не задумываясь. Ведь эта ошибка описана даже в учебниках по стилистике для первого курса. Называется она —   нанизывание   падежей. В нашем случае — глупостей.

-----------------------------------------

В чем упущения данного фельетона? Прежде всего — в его недостаточной логико-содержательной стройности. Как мы уже заметили выше, автор заявил свою основную мысль во врезке к данной публикации. И суть ее заключается в утверждении, что на московских «базарах» (то бишь — рынках) скоро нечего будет купить. Что же в тексте служит доказательством в пользу этой мысли? Первое — это сообщение о том, что из Москвы, по мнению автора, выселяют так называемых «лиц кавказской национальности».

И действительно, как известно, после взрывов террористами домов в Москве осенью 1999 г. правительство города приняло ряд мер, ужесточающих порядок пребывания иногородних граждан в городе. В том числе, ряд их был выдворен за пределы столицы. Это так. И возможно, об этом можно и нужно было писать в фельетоне, по крайней мере этот факт «работает» на главную мысль фельетониста, подтверждает ее. Но этот факт представлен в тексте в виде общих рассуждений о том, что кого-то из города выселяют и это ведет к ухудшению положения на рынках. Конкретных примеров, к сожалению, нет.

Очевидно, это понимает и автор. Поэтому он привлекает другой, более конкретный факт — создание совета по русскому языку при мэре Москвы. И здесь возникает вопрос: а о чем этот факт свидетельствует? Судя по тексту, автор полагает, что этот совет будет бороться с ...иногородними? Или еще с кем-то? Это абсолютно неясно! Ведь программа работы этого Совета в тексте в нужной мере не раскрывается. Поэтому искусственность «привязки» создания совета по русскому языку к возможному (!) ухудшению ситуации на рынках города становится вполне очевидной. По крайней мере, если она (такая связь) реально существует, то в фельетоне отнюдь никак не проявлена.

Будущие недостатки фельетона обычно «закладываются» еще до его написания — на подготовительном этапе. В чем особенности подготовки к созданию фельетона? Главная из них — поиск так называемого «фельетонного факта». Поиск этот идет не всегда осознанно. И происходит так нередко потому, что автор не всегда до конца осознает специфику фельетона как сатирического жанра и отождествляет его задачи с задачами, скажем, критической статьи, реплики и пр. Если это происходит, то ему нетрудно принять любой «острый» факт (который вполне можно было бы, к примеру, использовать в той же реплике) за факт, достойный описания в фельетоне. Но для фельетона подходит только особый факт, а именно — содержащий в гипертрофированном виде черты, типичные для явлений того класса, к которому он относится. Причем это должны быть черты, достойные осмеяния (нельзя, например, высмеивать трагические события). Разумеется, фельетон может строиться не на одном факте, а на их совокупности, что чаще всего и происходит. В этом случае типичное выступает как определенная закономерность, связывающая ряд отдельных фактов. А факты в свою очередь выступают как опорные точки сатиричес-кой типизации, т.е. создания сатирического образа определенного жизненного явления, которое таким путем сводится до уровня ущербного.

Другие изъяны фельетона могут возникать в результате недо-статочной продуманности логических связей, обнаруженных фе-льетонистом явлений, неумения установить причинно-следственные отношения между разными фактами, оценить их и предвидеть дальнейшее их развитие. Жанр этот является очень трудоемким, работа в нем требует от журналиста особого таланта и постоянного совершенствования своего мастерства [7]. Фельетон, как и другие художественно-публицистические жанры, очень «чуток» к языковым ошибкам и неточностям. Если же он написан ясным, образным языком, то это во многом повышает его возможность быть замеченным читателем.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Основы журналистики:

Репортаж - эффект присутствия

News image

Один из самых популярных жанров газетной публицистики – репортаж (от лат. reportare – сообщать, передавать). Популярный и у читателей, и у журналистов. Объясняется это ...

Интервью: вступительное слово

News image

И нтервью как метод и как жанр Интервью - это важная составляющая часть работы журналиста. В большинстве случаев именно интервью позволяет собрать нужную информацию ...

Информационная журналистика как будущее коммуникации

News image

Эпоха унификации и массовости затронула журналистику в первую очередь: ранее сильно дифференцированная советская журналистика прошла через пертурбации свободы в начале ...

Интервью от журналиста:

Кирилл Разлогов, Николай Сванидзе: Почему современное телевидение все

News image

Ведущие :     Елена Афанасьева Гости :     Кирилл Разлогов, Николай Сванидзе Е. АФАНАСЬЕВА - Добрый вечер, в эфире `Телехранитель`, программа о сути тел...

Читать...

Интервью К.Эрнста журналу `Сеанс`

News image

Сеанс : Представьте, что приплывает к вам золотая рыбка и говорит: Я готова выполнить твое желание, но только одно из двух - выбирай. Либо будешь кинопродюс...

Читать...

Эхо Москвы`: Журналистика в России - особо опасная профессия

News image

Ведущие :     Сергей Бунтман Гости :     Михаил Леонтьев, Раф Шакиров, Томас Бонифилд В прямом эфире Эхо Москвы Томас Бонифилд, руководитель Московско...

Читать...

Владимир Константинович Мамонтов

News image

Vladimir Mamontov ( 21.12.1952 года [Владивосток]) Россия (Russia) Родился 21 декабря 1952 года в г.Владивостоке

Бернар-Анри Леви

News image

Bernard-Anri Levi ( ...

Молли Айвинс

News image

Molly Ivins ( 30.08.1944 года [Монтеррей, Калифорния]- 31.01

Питер Грегг Арнетт

News image

Peter Gregg Arnett ( 13.11.1934 года [Ривертон]) Новая Зеландия (New Zealand) Получил самую престижную журналистскую премию П...

Олег Владимирович Кашин

News image

Oleg Kashin ( 17.06.1980 года [Калининград]) Россия (Russia) Журналист Родился 17 июня 1980 в Калининграде. В мар...

Лицо профессии: самые знаменитые репортеры

News image

Джозеф Пулитцер. Венгерский иммигрант, отставной солдат Гражданской войны, Пулитцер нашел себя в журналистике случайно: написал ...