image1 image2 image3 image1

: Главная Интервью с журналистом Кирилл Разлогов, Николай Сванидзе: Почему современное телевидение все чаще обращается к советскому прошлому?



Кирилл Разлогов, Николай Сванидзе: Почему современное телевидение все чаще обращается к советскому прошлому?
Журналисты - Интервью с журналистом

кирилл разлогов, николай сванидзе: почему современное телевидение все чаще обращается к советскому прошлому?

Ведущие :     Елена Афанасьева

Гости :     Кирилл Разлогов, Николай Сванидзе

Е. АФАНАСЬЕВА - Добрый вечер, в эфире `Телехранитель`, программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева, и каждое воскресенье с 5 до 6 вечера мы с вами говорим о программах, событиях, антисобытиях, которые влияют на развитие отечественного телевидения. И прежде, чем начать наш сегодняшний разговор, я хотела несколько слов сказать о том, что вы не увидели в эфире, но что случилось на этой телевизионной неделе, о тех закулисных событиях, которые определяют, что мы с вами увидим через какое-то время на экранах телевизоров. Во-первых, на этой неделе не началась война, война, которая грозила начаться и разразиться конфликтом в отношениях Первого канала и основного продавца рекламы, компании `Видео Интернешнл`. Почти год Первый канал отстаивал свое право продавать собственную рекламу отдельно от рекламы своего основного конкурента, канала `Россия`, как это происходит сейчас при общем продавце. И были основания предполагать, что Первый канал может пойти на разрыв отношений, что означало бы серьезное обострение отношений на всем телевизионном рынке. Как вдруг, на этой неделе было объявлено о решении, которое устроило все стороны. Первый канал на выгодных для него условиях остается с `Видео Интернешнл`, в то время как именно ВГТРК, а, собственно, и канал `Россия`, начинает создавать собственную структуру по продаже рекламных возможностей государственной информационной империи. И обещано, что уже через два года двум главным телевизионным медведям не придется уживаться в одной рекламной берлоге. Это первая новость. Вторая, так или иначе, связанная с первой, это закончен прием заявок на тендер. Тендер по выбору компании, которая будет поставлять основную телевизионную валюту, рейтинги, о которых мы с вами говорили на прошлой неделе, на телевизионный рынок на следующие 5 лет. Полгода назад в декабре тендер уже пробовали провести, но он не состоялся, потому что одной из причин были именно претензии Первого канала к основному продавцу нынешнему, `ТНС Gallup Media` компании, которого давняя связь `Gallup Media` с `Видео Интернешнл` не устраивала Первый канал. А учитывая, что Первый канал - основной игрок на рынке, то и многие коллеги гендиректора Константина Эрнста не решили тогда идти против него. Теперь же, 9 июня, определился состав участников, который, в общем-то, абсолютно тот же, который был и в декабре, но, возможно, итог тендера будет более продуктивным. И третье основное событие, это новое профильное министерство, наконец, огласило состав федеральной конкурсной комиссии, которая будет распределять частоты для теле - и радиовещания. В состав комиссии, кроме четырех чиновников, входят пять независимых представителей, таких, как Владимир Познер, Даниил Дондурей, Эдуард Сагалаев и другие, что, в общем, внушает определенную надежду на профессиональную работу новой комиссии и отсутствие вакуума, который образовался за время, пока комиссия не действовала. Это все события, которые будут влиять на телевизионные процессы и выльются в телевизионный эфир не раньше, чем в следующем сезоне. А сегодня мы поговорим о том, что случилось в сезоне этом и почему стало так много программ о советском прошлом, что это, ностальгия или попытка анализа? У нас в гостях сегодня культуролог, профессор Кирилл Разлогов, добрый день, Кирилл Эмильевич.

К. РАЗЛОГОВ - Здравствуйте.

Е. АФАНАСЬЕВА - И телевизионный ведущий Николай Сванидзе. Добрый день, Николай Карлович.

Н. СВАНИДЗЕ - Добрый вечер.

Е. АФАНАСЬЕВА - Добрый вечер. В 27 минут у нас будет `Рикошет`, интерактивное голосование, и мы зададим вам вопрос, чего больше в телевизионных программах о советском прошлом вы замечаете, попытки анализа или ностальгии? В 27 минут мы узнаем ваше мнение, также вы можете присылать сообщения на пейджер, а во второй части программы мы будем принимать ваши телефонные звонки, и вы сможете поучаствовать в разговоре. Итак, в прошлое воскресенье два часа государственный канал `Россия` показывал фильм, который называется `Дорогой Леонид Ильич`. Фильм о генеральном секретаре, такая классическая биографическая лента, которую трудно было себе представить на нашем телевидении еще пару лет назад. На этой неделе будет два фильма, посвященных 90-летию Юрия Андропова, это повтор на НТВ фильма Евгения Киселева и программа из цикла `Кремль-9` на Первом канале. Что происходит, как вам кажется, уважаемые гости, почему такой интерес к советскому прошлому вдруг возник сейчас?

К. РАЗЛОГОВ - Я думаю, что интерес к прошлому, скажем, опять-таки советскому прошлому какого времени? Если вы берете 70-е гг., Андропов и Брежнев - это фигуры второй половины 60-х, 70-е гг., значит, сколько лет прошло? Прошло 40 лет. Значит, люди, которые сегодня делают эти картины, помнят это в лучшем случае как эпизоды своего детства. Детство, как известно, золотая пора жизни, в детстве человек воспринимает все, что его окружает, с особой интенсивностью. О детстве ты вспоминаешь всю оставшуюся жизнь. Поэтому вполне естественно, что интерес к этому периоду подогревается, в первую очередь, психоаналитическим. Вторая сторона этого интереса связана с тем, что вот есть движение маятника, есть период восхваления вождя при жизни, у нас, есть дальше период ниспровергательства по отношению к вождю после его смерти. Вот, и есть период, опять-таки, по классической философии, следует синтез, т.е. попытка посмотреть на те фигуры, которые мы сначала возвеличивали до небес, одновременно подвергая осмеянию в анекдотах, потом ниспровергали в бездну, посмотреть на это более или менее объективно. И для этого тоже нужно временнАя дистанция, для этого тоже как бы нужно каким-то образом взглянуть на это событие по-новому. И последняя черта, чтобы не превращать все это в монолог, это всегда отталкиваться от настоящего времени. И степень неудовлетворенности настоящим заставляет искать золотой рай в прошлом, если не золотой рай, то что-то, более или менее уравновешенное. И неудовлетворенность настоящим есть, в значительной степени, в том числе, и у массовой аудитории, поэтому она хочет посмотреть на прошлое. Раньше она на него смотрела, в основном, на показ старых фильмов, у которых были всегда и остаются по сей день достаточно высокие рейтинги. Сейчас выяснилось, что старых фильмов мало, надо делать новые фильмы, которые как бы будут питать ту же энергию

Е. АФАНАСЬЕВА - Радиослушатель Борис нас спрашивает, характерна ли теленостальгия по социалистической эпохе только для России или для телевидения бывших соцстран и стран СНГ? Николай, может, вы сможете ответить?

Н. СВАНИДЗЕ - Знаете, я, честно говоря, не считаю себя специалистом по телевидению стран СНГ, поэтому не готов ответить нашему уважаемому радиослушателю. Думаю, что это характерно вообще для всех, потому что это общечеловеческая, общепсихологическая черта. Я в значительной степени согласен с тем, что сейчас говорил мой уважаемый собеседник, потому что только переводя это не с тех... переводя это с тех людей, которые делают современное кино на огромную массу телезрителей, на население страны, а именно - молодость всегда обаятельна, вдвойне обаятельна собственная молодость. И когда ты вспоминаешь, какой ты был красивый, здоровый, как тебя любили девушки, как тебе весело жилось, плохое забывается при нормальной психике, хорошее помнится. Ведь вы знаете, что очень часто, скажем, фронтовики, казалось бы, война, ну что же там хорошего-то было, господи? Стреляли ведь, убивали, есть было нечего, родные погибали, ужас, ад. А мы знаем, много людей, сейчас это поколение уже в значительной степени ушло из жизни, но кто-то еще жив, и мы помним разговоры фронтовиков, у многих людей нашего поколения родители - фронтовики, многие любили вспоминать войну, это лучшая пора жизни, потому что востребованность была, молодость и востребованность. Вот с этим, мне кажется, в значительной степени связано отношение к советскому прошлому вообще, не только в кино, не только на телевидении.

Е. АФАНАСЬЕВА - Вот слушательница Екатерина говорит нам - ваш альтернативный вопрос поставлен также хитро, как и все программы на ТВ, он не исключает главный ответ программы, спущенный по приказу сверху. Т.е. она, как я понимаю, намекает, что появилась такая тенденция на телевидении, делать программы о советской жизни. Почему она появилась сейчас, а не, скажем, лет 5 назад, когда, в общем, тоже у кого-то была молодость советской эпохи, тоже можно было ностальгировать, но той ностальгии в тот момент не ощущалось?

Н. СВАНИДЗЕ - Вы знаете, извините, что я монополизирую.

К. РАЗЛОГОВ - Скажите вы, потом я.

Н. СВАНИДЗЕ - Вы знаете, что я вам скажу, я здесь могу уже отвечать более компетентно, потому что я сам делаю историческое кино, сериал `Исторические хроники` с вашем покорным слугой, так вот, мне никто не спускал указаний этого делать, абсолютно.

Е. АФАНАСЬЕВА - Но вы начали это именно сейчас, Николай, почему вот потребность у вас лично как телевизионного журналиста возникла сейчас, вернуться к советскому прошлому, пытаться его анализировать?

Н. СВАНИДЗЕ - Вы знаете, не только к советскому. У меня возникла потребность вернуться к прошлому России 20-го века, я ведь начал с 1900 г., когда до советского будущего было еще, как известно, 17 лет. Вообще, меня если люди смотрят и слушают меня, заподозрить в ностальгии по СССР сложно, я не ностальгирую по этому периоду. И `Исторические хроники` - сериал жесткий в отношении советского прошлого. Да, у меня возникло желание как у историка, как у гражданина, если угодно, извините за высокий штиль, но это правда, разобраться в истории нашей, в страшнейшей, в чудовищной истории нашей страны 20 века. Может быть, самый страшный век российской истории вообще, наверное, это так.

Е. АФАНАСЬЕВА - Игорь обращается с вопросом, не считаете ли вы, что повышенный интерес к советскому определен крайне низким качеством и пошлостью, непрофессионализмом продукции, кинопродукции последних 10-15 лет? Кирилл Эмильевич?

К. РАЗЛОГОВ - Я сначала продолжу мысль Николая, во-первых, что касается самого страшного века, у меня ощущение, что каждый следующий век более страшен, чем предыдущий, во всяком случае, по количеству жертв и по количеству ужасов. Поэтому я не очень оптимистически смотрю в 21-й век, а по прошествии кажется, что вроде было ничего. Вот, что же касается уровня...

Н. СВАНИДЗЕ - Про 20-й так не кажется.

К. РАЗЛОГОВ - В 20-м казалось про 19-й, а 19-й был страшный век, и страшный век был 18-й, страшно себе представить. Я уж не говорю про 11-й и 12-й века. Если мы начнем считать трупы, поскольку я профессиональный историк тоже, наверное, то неизвестно, где в процентном, не в абсолютном исчислении, а в процентном отношении неизвестно, какой век еще победит. Но это так, юмористическая заметка на полях. А по сути, что касается уровня того, что предлагает сегодня, вопрос по кино, но я предлагаю сегодня телевидение, поскольку основная продукция, которую смотрит народ, это продукция сериалов, сериалы наши стали значительно лучше, чем были. Мы уже достигли, в общем, того уровня, который многосерийный фильм имел в лучшие советские годы, опять, это те же 70-е, те же `17 мгновений весны`. Период непрофессионализма в этом плане отходит в прошлое, какой бы ни была профессия, которая возникает и вырисовывается сегодня. Поэтому я думаю, что здесь это не играет особой роли. Здесь одна черта, которую мы не отметили, еще которая чрезвычайно важна, на мой взгляд. То, что это движение маятника человеческой истории туда-сюда привело к тому, что есть ощущение, что сейчас маятник вернулся в то положение, в котором он был в советский период, заключительную часть советского периода, что сейчас наша жизнь все более и более похожа на ту жизнь, которая была в 70-е годы. Я без особого пессимизма смотрю на это.

Е. АФАНАСЬЕВА - А вот как вы считаете, она похожа просто потому, что вот прошел какой-то виток спирали и подошли к похожести, или потому, что как-то очень хочется, чтобы она стала похожей? Она спокойная, может быть, застойная, но не в плохом смысле слова, когда все ровно, все предсказуемо?

К. РАЗЛОГОВ - Не совсем все ровно и все предсказуемо, многое ровно, но не все.

Е. АФАНАСЬЕВА - Т.е. мы возвращаемся к этому ощущению случайно или осознанно нас хотят к нему подтолкнуть?

К. РАЗЛОГОВ - Я думаю, что вообще человеку свойственно психологически предпочитать стабильность периодам бурным. Периоды бурные, они хороши для тех немногих, которые в результате становятся миллиардерами, но, как правило, сложны для всех остальных. Спокойное существование лежит в природе человека, так или иначе. Если спросить человека, что он предпочитает, он предпочитает предсказуемость, нормальную, спокойную жизнь, пусть с некоторыми эмоциональными встрясками, в основном, в кинозале или в спортивном зале, или в казино.

Е. АФАНАСЬЕВА - Насчет спортивного зала, наш слушатель Вениамин пишет, что кино - это прекрасно, тем более в историческом аспекте, но сегодня наша национальная идея очень сильно связана со спортом. Вчера был государственный праздник России, день России. Второй канал, государственный канал `Россия`, показывал праздник на Красной площади, и вокруг президента сидели, в основном, спортсмены, да, победители `Ролан Гаррос`, Лариса Латынина, рядом спортсмены прошлого, настоящего. И самое действо по картинке очень напоминало действо, которое я помню со своих ранних детских лет, все замечательно, все прекрасно, на Красной площади демонстрация. Тишь, покой и благодать, а за страну можно поболеть на спортивном поле. Хочется очень за что-то где-то гордиться страной. Вот, может быть, в спорте, вот выиграли `Ролан Гаррос`. В то время выигрывали какие-то другие турниры, будем надеяться. Как вам кажется, Николай, нет ли ощущения того, что мы ищем, где бы погордиться за страну, кроме спорта пока особо не находим?

Н. СВАНИДЗЕ - Вы знаете, ищем, конечно. В принципе, всегда свойственно искать, где бы погордиться за страну. На самом деле, здесь комплексовать-то не нужно, потому что есть, чем гордиться. 1000-летняя история, история богатая, драматичная, разная, культура великая. Поэтому невозможно гордиться все время Пушкиным, Чайковским, Рахманиновым, да, иногда, особенно современники, предпочитают гордиться современниками. А из современников что на виду, кого показывает телевидение? Кто звезды? Спортсмены. Поэтому к спортсменам политики часто и льнут, это выгодно.

К. РАЗЛОГОВ - Еще и телеведущие.

Н. СВАНИДЗЕ - Телеведущие, они, как правило, если не брать американских телеведущих, которые вследствие просто синдрома американского, который не имеет границ, американская звезда - это международная звезда, мировая. А российская звезда - это российская звезда. А спортсмены, они мировые звезды.

Е. АФАНАСЬЕВА - Но достаточно интересный факт, звезды были, спорта, главными героями нашей жизни где-то в 70-х, 80-х, этот виток, к которому мы почему-то сейчас возвращаемся, в 90-х звезд спорта так ярко видно не было. И сейчас снова мы начинаем гордиться спортом, да? Любопытное такое сочетание, почему спорт так приподнимается именно в такой период жизни, который хочется сопоставлять?

Н. СВАНИДЗЕ - Вы знаете, это интересный момент, интересный момент психологический. Это можно не на государственном уровне, я это по себе замечаю. Скажем, я фанатичный футбольный болельщик. Сейчас я, на самом деле, говорю, не приходя в сознание, у вас выступаю.

Е. АФАНАСЬЕВА - После вчерашнего.

Н. СВАНИДЗЕ - Все мысли в Португалии, да. Вот, так я замечал за собой, что в 90-е гг. я отвлекся от футбола, почему-то, какой-то период равнодушия, потому что в России была такая богатая политика, такая куча мала происходила вокруг нас и с нашим участием, что было не до футбола, не до хоккея, не до бокса. А сейчас ситуация стабилизировалась, худо-бедно, но стабилизировалась, и все снова возвращается на круги своя, мне снова интересно, интересен футбол, интересен теннис.

Е. АФАНАСЬЕВА - Интересно, нам он интересен потому, что он стал нам интересен, или потому, что нас из этой богатой политической жизни потихоньку выдавливают, вот снова поинтересуйтесь футболом?

К. РАЗЛОГОВ - Политическая жизнь, во-первых, не такая уж богатая, ничего такого особенного в политической жизни не происходит.

Е. АФАНАСЬЕВА - Это в кавычках богатая.

К. РАЗЛОГОВ - Просто футбол раньше был вокруг Белого дома, значит, со снарядами и всякими прочими вещами, но это был тот матч, который мы все смотрели. Сейчас таких матчей мы не смотрим. И как бы даже если бы захотели чего-то там посмотреть, нужно, как эти самые, как курсы акций на бирже, это достаточно увлекательное дело, увлекательное для того десятка людей, которые понимают, что с ними происходит. Десятка, я преувеличиваю, точно также как великие произведения искусства, которые я показываю на Московском фестивале, это великие произведения искусства для десятка людей, которые понимают, что они великие. Я абсолютно не думаю, что это будет некая такая абсолютная всеобщность. А футбол и вообще спорт как бы абсолютностью своих результатов, он обладает значительно большей всеобщностью, и, что еще более важно, политической нейтральностью до поры до времени. Хотя именно наша страна сделала, скажем, нашу шахматную корону явлением абсолютно политическим, в тот момент, когда мы потеряли политический кураж, именно шахматы стремительно пошли вниз.

Н. СВАНИДЗЕ - Так же, как хоккей был политическим явлением в 70-е гг.

Е. АФАНАСЬЕВА - Потом теннис, а сейчас горные лыжи и все прочее, президентские виды спорта.

`РИКОШЕТ`

Е. АФАНАСЬЕВА - Скажите пожалуйста, до новостей у нас с вами есть несколько минут, я хотела бы задать вопрос, видели ли вы вчера государственный праздник в теле его воплощении?

Н. СВАНИДЗЕ - Я видел.

Е. АФАНАСЬЕВА - Как вы оцениваете, был ли этот праздник как посыл, что хотели таким праздником народу сказать те, кто его организовывал?

Н. СВАНИДЗЕ - Хотели сказать, прежде всего, что это праздник, вот это праздник, это не просто так формальная дата в календаре, это праздник нашей страны, это праздник нашей державы, праздник, которым надо гордиться, как и нашей страной. Вот если коротко и грубо, примерно так.

Е. АФАНАСЬЕВА - Кирилл Эмильевич, вы не смотрели?

К. РАЗЛОГОВ - Я кусками смотрел.

Е. АФАНАСЬЕВА - Вы согласны с Николаем или вы увидели какой-то другой посыл, который телевидение передавало такой трансляцией?

К. РАЗЛОГОВ - Нет, почему, нормально, любой праздник, который демонстрируется телевидением с таким пафосом, есть праздник единства народа на каком-то представлении. В известной мере это возрождало, как вы правильно сказали, празднества классические советские, на которых мы все воспитывались. В этом плане ничего удивительного не было, хотели люди создать такой памятник самим себе и создали.

`РИКОШЕТ`

Е. АФАНАСЬЕВА - А как вам кажется, почему телевидение все-таки, даже не телевидение, а, в общем, наверное, это руководство, власть и те, кто пытается делать праздники праздниками, вернулись к советской форме празднования? К торжеству на Красной площади, от чего старательно уходили власти в начале 90-х? И вообще все 90-е гг.?

К. РАЗЛОГОВ - Дело в том, что если власти начала 90-х нашли какую-нибудь другую, столь же успешную формулу, на самом деле, праздники на Красной площади, они имеют достаточно длительную историю, как бы уже вошли в подсознание народа, независимо ни от чего.

Е. АФАНАСЬЕВА - И лучше ничего не придумали? Сейчас у нас новости, и потом мы снова вернемся в студию.

НОВОСТИ

Е. АФАНАСЬЕВА - Добрый вечер еще раз, мы продолжаем программу `Телехранитель`, сегодня мы говорим о программах, телевизионных программах, посвященных советскому прошлому, почему вдруг появилось так много на нашем эфире. В студии у нас телеведущий Николай Сванидзе и культуролог, профессор Кирилл Разлогов. Мы предлагали вам ответить в первой части программы на вопрос, чего же больше вы видите в этих программах о советском прошлом, анализа или ностальгии, всего мы получили 922 звонка, 25% наших слушателей считают, что анализ превалирует в программах о советском прошлом, 75% считают, что эта программы ностальгии. Вы согласны с такой оценкой нашей аудитории, Николай?

Н. СВАНИДЗЕ - Нет, не согласен. Во-первых, здесь я бы сказал, при всем уважении к месту, с которого я выступаю, может быть, не вполне корректно поставлен вопрос, потому что это зависит от того, на каких программах каналы, на каких каналах делаются эти программы. Мне кажется, что если говорить о том, как воспринимаются эти программы зрителями, тогда это ответ правильный, да.

Е. АФАНАСЬЕВА - Мы задавали вопрос, чего вы больше, зрители, видите в этих программах. Зрители отвечали.

Н. СВАНИДЗЕ - Может быть, тогда так.

Е. АФАНАСЬЕВА - Зрители, наши же слушатели отвечали о своем ощущении этих программ.

Н. СВАНИДЗЕ - Да, т.е. это анализ, скорее, не программ, а анализ самих себя, да, своего отношения к ним. Тогда правильно.

Е. АФАНАСЬЕВА - А как вам кажется, может быть, такой интерес вызван еще и тем, что, по сути, никто не дал твердого ответа, как же мы должны относиться к советскому прошлому? Не было ни каких-то решительных смен вех, нам никто не говорил, что мы строили-строили одно, пойдем сейчас и будем строить другое, не определена цель, к которой мы идем, по сути, громко не объявлено. И не сказано, как же мы должны относиться к прошлому. Сначала мы его потоптали, в начале 90-х, потом мы стали его реанимировать, вернули музыку гимна, слегка поменяв слова, вернули советский флаг в качестве флага Победы, красный имеется в виду, на 9 мая, и постепенно отпустили вожжи нашего общего отношения к прошлому.

К. РАЗЛОГОВ - Я думаю, что вы несколько схематизируете ситуацию. Одни люди говорили четко, что нужно как бы от него откреститься, другие люди столь же четко говорили, что нужно ему следовать. Вопрос в том, что история всегда пишется победителями. Кто побеждает, тот и начинает определять, что и как. Но я-то думаю, что здесь, хотел задать вам вопрос в результате вашего вопроса, потому что как же быть с ностальгическим анализом? Ностальгический анализ - это и есть то, что происходит. На самом деле, по-моему, телевидение не для того существует, чтобы анализировать. Телевидение в значительно большей степени обращается к бессознательным вещам, обращается к чувствам, к психологии массовой и т.д. Поэтому в нем просто этого эмоционального восприятия прошлого больше. А определять, как относиться к прошлому, это профессиональная задача, опять-таки, историков и политологов. И каждый из них пытается по-своему ответить на этот вопрос, а кто и под каким лозунгом победит, почему и по каким причинам, это иногда можно понять по программам телевидения, а иногда нельзя.

Е. АФАНАСЬЕВА - Николай, вы когда готовите исторический цикл, вы обращаетесь к бессознательному или все-таки вы призываете зрителей вместе с вами пытаться пройти какие-то пути, стадии анализа советской и не только советской, а 20-го века российского?

Н. СВАНИДЗЕ - Вы знаете, все, что связано с картинкой, я здесь согласен с Кириллом Эмильевичем, все, что связано с картинкой, это всегда апелляция к эмоциям, конечно, апелляция к эмоциям, к подкорке, т.е. к бессознательному. Но, тем не менее, я склонен обращаться к сознательным гражданам, апеллировать именно к их сознательности, к здравому смыслу, к умению размышлять, к умению анализировать то, что ты видишь. Если при этом идет апелляция еще к бессознательному, а она наверняка идет, слава богу, но главное для меня - это разбудить сознание.

Е. АФАНАСЬЕВА - Мы сейчас хотим пригласить слушателей присоединиться к нашему разговору и задавать вопросы гостям в студии, высказывать свое мнение, как считают они, как они оценивают программы о нашем недавнем прошлом на телевизионном экране. Я хотела задать вопрос, вы сейчас остановились на каком годе, ваш цикл, Николай?

Н. СВАНИДЗЕ - Последняя серия перед летним отпуском, а мы ушли в лето не только, чтобы отдохнуть, но и чтобы подготовить еще порцию программ на осень, мы выйдем в конце августа или в начале сентября, мы остановились на серии `Смерть Ленина`, 24-й год.

Е. АФАНАСЬЕВА - И начнете с 25-го?

Н. СВАНИДЗЕ - И начнем с 25-го, это будет Есенин, Сергей Есенин.

Е. АФАНАСЬЕВА - А почему вы выбираете именно через персон попытку рассказать о каждом годе?

Н. СВАНИДЗЕ - Мне кажется, что это наиболее интересно, это мне интересно. Я делаю из этого вывод, что это будет интересно и людям, потому что если бы мне было скучно, я думаю, что всем было бы скучно.

Е. АФАНАСЬЕВА - Я, пока звонок сорвался, задам еще один вопрос Кириллу Эмильевичу. Кирилл Эмильевич, как вам кажется, кино нынешнее стало меньше играть роли, современное, именно в проговаривании той ситуации и того прошлого, в котором мы живем, той роли, которая, в общем, разжевывании немножко для массовой аудитории нашей жизни, и поэтому телевидение берет? Или телевидение... просто время такое пришло, что телевидение играет роль такого?

К. РАЗЛОГОВ - Важнейшего из искусств.

Е. АФАНАСЬЕВА - Да.

К. РАЗЛОГОВ - Нет, просто телевидение давно уже в мире играет эту роль, оно постепенно завоевывало эту роль, постепенно кино переходило к другим функциям, в мире сегодня кино, в основном, развлекает и будит эмоции, и будоражит как бы самые разные чувства, и дает какие-то прострелы в неизведанное, в фантастику, в миры, которые нас не окружают. Это большое коммерческое кино. А телевидение призвано давать, опять-таки, как всегда в искусстве искаженный, извращенный и абсолютно не похожий на реальность, но образ этой самой реальности.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ - Из Петербурга. Очень приятно слышать ваших гостей в студии, редкие гости на радио. У меня вопрос вот какой, сначала к Николаю Сванидзе, я начал смотреть его цикл передач, но, к сожалению, не смог досмотреть до конца, потому что для миллионов русских людей шло извращение понятий, как святых наших мучеников царя и его семьи. Почему он выбирает такие спорные, скажем так, методы, спорные для миллионов две вещи? Если бы это было в государстве Израиль, там бы его просто побили камнями. Спасибо.

Е. АФАНАСЬЕВА - Давайте все-таки будем говорить о нашем государстве.

Н. СВАНИДЗЕ - Вы знаете, Сергей, я не совсем, правда, понял посыл для миллионов русских людей, что было сказано. Я вообще не очень приветствую, когда говорят от имени миллионов людей, говорить нужно, как правило, от своего имени. Не знаю, где бы кого побили камнями, я пытаюсь говорить правду, Сергей, скажу вам честно. Я пытаюсь исходить из документов, из реальных фактов, ни разу не соврал в своем сериале и говорю правду. А нравится она вам, не нравится, как вы ее воспринимаете, здесь я уже ничего поделать не могу.

СЛУШАТЕЛЬ ПЕТР - Это Петербург, вы знаете, меня все-таки удивляет, нынешняя политика телевидения, вот передача была, `Дорогой Леонида Ильич`, фильм.

Е. АФАНАСЬЕВА - Да, вы видели его?

СЛУШАТЕЛЬ ПЕТР - Вы знаете, да, я видел этот фильм, и вот мне так кажется, в общем, мы как-то живем в эпоху такого развитого брежневизма. Я вам послал на пейджер сообщение, смысл все-таки которого вот в чем, мне так кажется, что все-таки люди, приглашенные вами, уважаемые участники передачи, они все-таки люди прежней системы, мне так кажется, во всяком случае, потому что мне-то кажется, что у нас такие передачи идут, в общем, откровенно, как сказать, пропагандирующие, что ли, советский стиль тоталитарный.

Е. АФАНАСЬЕВА - А вы видели хоть один выпуск программы Николая Сванидзе, исторического цикла?

СЛУШАТЕЛЬ ПЕТР - Вы знаете, да, видел.

Е. АФАНАСЬЕВА - И вам кажется, что они пропагандируют советское прошлое?

СЛУШАТЕЛЬ ПЕТР - Не Николая Сванидзе, а передачи и об Андропове, и Брежневе.

Е. АФАНАСЬЕВА - Я сейчас, в данном случае, спрашиваю конкретно о программах нашего гостя, его исторический цикл вы видели хоть один выпуск?

СЛУШАТЕЛЬ ПЕТР - Нет, его передачи некоторые мне понравились. Но они уже сейчас, по-моему, даже не доминируют на телевидении.

Е. АФАНАСЬЕВА - Он нам объяснил, что перерыв есть. Спасибо вам.

СЛУШАТЕЛЬ ПЕТР - Минутку, Елена, а вы не считаете, все-таки я хотел бы задать вопрос сразу же участникам, вот такие программы, они не приводят к таким событиям, как, допустим, установление памятника Андропова, который известен и репрессиями, и гонениями?

Е. АФАНАСЬЕВА - Спасибо, мы поняли ваш вопрос, сейчас зададим его гостям. Пожалуйста, Кирилл Эмильевич, как вам кажется, вы человек прошлого?

К. РАЗЛОГОВ - Ни один человек не может с гордостью сказать, если человек прошлого, то очень далекого прошлого, где-то к моменту рождества Христова, наверное, можно исчислять, значит, это прошлое. Значит, я думаю, что вопрос, скажем, о фильме об Андропове, который еще только вы увидите, он интересен тем, что я общался с людьми, которые это делают, видел какие-то куски.

Е. АФАНАСЬЕВА - Вы имеете в виду какой фильм? На каком канале? Их будет два.

К. РАЗЛОГОВ - На Первом.

Е. АФАНАСЬЕВА - На Первом канале, это `Кремль-9` цикл, да.

К. РАЗЛОГОВ - Вот, значит, он, наоборот, занят тем, чтобы выяснить, почему фигура Андропова стала в определенный момент символом как бы правильного порядка, каким образом из человека, который вел совершенно другой образ жизни, который совершенно по-другому как бы... реальная история была совершенно иной, вдруг стал кумиром многих, потому что они увидели в нем спасение в порядке от беспорядков. Так что я-то думаю, что авторы, которые делают эти картины, прекрасно понимают амбивалентность, если говорить понятным языком, внутреннюю противоречивость и этих образов, и эпохи, которая их породила. И смотрят на это с дистанции, поскольку люди это молодые, их-то трудно упрекнуть в том, что они принадлежат прошлому.

Е. АФАНАСЬЕВА - Николай хотел добавить, пожалуйста.

Н. СВАНИДЗЕ - Вы знаете, я вот что хочу сказать, я не видел фильм про Андропова, который пойдет на Первом канале, поэтому не буду говорить об этом фильме. Но что существует тенденция определенной реанимации позитивного образа Андропова, так же, как реанимация позитивного образа Сталина, это для меня несомненно, это мне представляется опасным.

Е. АФАНАСЬЕВА - Спасибо за дополнение.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАМАРА АНАТОЛЬЕВНА - Николай Карлович, я вас приветствую не только потому, что обожаю ваши все передачи, а потому, что вы сейчас сказали.

Н. СВАНИДЗЕ - Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАМАРА АНАТОЛЬЕВНА - Москва. Вы знаете, что меня поражает, я фильма, естественно, не видела про Андропова, который будет, но я помню прекрасно то время, когда людей отлавливали везде, чуть ли ни сетями в бассейнах, извините, даже у больниц, может быть, это не всем известно, когда родственники шли посещать своих близких с едой, их ловили даже на входе в больницу.

Е. АФАНАСЬЕВА - А вопрос или мнение есть?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАМАРА АНАТОЛЬЕВНА - Кроме того, он был автором психушек для диссидентов.

Е. АФАНАСЬЕВА - Вы знаете, мы сейчас не об Андропове, а о телевидении.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАМАРА АНАТОЛЬЕВНА - Есть другого плана, если можно, я, к сожалению, не с начала вашу передачу слушала, мне непонятно, что вы были удивлены или недовольны тем, что был такой уклон физкультурный в этом празднике. Никого же, может быть, это неплохо, если мы будем видеть таких кумиров, а было бы более удивительно, если бы пошли колонны, извините, интердевочек, рэкетиров и других выдающихся киллеров? Это было бы, может быть, ближе?

Е. АФАНАСЬЕВА - Спасибо за ваше мнение.

Н. СВАНИДЗЕ - Мне кажется, это вопрос риторический, скорее, позиция нашей радиослушательницы.

Е. АФАНАСЬЕВА - Никто не против, да.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ - Это опять Сергей, Питер. Николай, вы знаете, вы меня не очень правильно поняли, просто сегодня день всех святых земли российской. Я поздравляю всех слушателей `Эха Москвы`.

Е. АФАНАСЬЕВА - Хорошо, спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ - И (прошу) относиться к нашей истории.

Е. АФАНАСЬЕВА - Хорошо, Николай обязательно учтет это.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА - Скажите пожалуйста, Николай Карлович, у нас не получается смотреть, будут ли летом повторы вашей передачи?

Н. СВАНИДЗЕ - Вы знаете, пока не могу сказать. Шла речь у нас с руководством канала о возможности повторов. Но там трудно сказать, зависит просто от планов на сетку вещания. Не исключено, что повторы будут, но твердо пока обещать не могу.

Е. АФАНАСЬЕВА - А как ваш график выстроен, насколько рассчитан цикл, как он будет выходить?

Н. СВАНИДЗЕ - Цикл рассчитан на 100 серий, потому что век состоит из ста лет, а у меня одному году посвящена одна серия, исключение составил 17-й год, потому что слишком богатой была палитра фактов и людей, мы просто в одну серию не уместились.

К. РАЗЛОГОВ - Это мне напоминает один мой проект, когда было 2000-летие, мы приближались к 2000-летию, за 5 лет до этого я предложил всем каналам проект с рождества Христова по каждой передаче на каждый год. Естественно, никто не согласился, потому что такого рода детальный анализ всей истории человечества, хотя я придумал с историками, как это можно сделать, в том числе и по людям, и по событиям, но никто не мог гарантировать, что 2 000.

Е. АФАНАСЬЕВА - Передач выдержит хоть один канал.

Н. СВАНИДЗЕ - С картинкой были бы сложности, Кирилл, 2 000 лет назад не существовало еще бета-камовских профессиональных телекамер.

К. РАЗЛОГОВ - Но зато было великое искусство.

Е. АФАНАСЬЕВА - Николай Карлович, у меня вопрос, как ваша мама, историк, она часто ведет программы на `Эхе Москвы` об истории, как она оценивает вашу историческую телевизионную работу?

Н. СВАНИДЗЕ - Вы знаете, мне трудно сказать, как она оценивает, потому что она моя мама, поэтому здесь я боюсь, что она необъективна.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА - Можно вопрос задать? Вернее, даже высказаться?

Е. АФАНАСЬЕВА - Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА - Спасибо большое, две секунды, извините, просто не знаю, кого там пригласили. Нет, знаю.

Е. АФАНАСЬЕВА - А о чем вы высказаться хотите?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА - Я его не люблю просто.

Е. АФАНАСЬЕВА - Кого вы не любите?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА - Сванидзе.

Е. АФАНАСЬЕВА - Ну что же делать?

Н. СВАНИДЗЕ - Значит, вы знаете, кого пригласили.

Е. АФАНАСЬЕВА - Надеемся, что Сванидзе любит его жена, и этого ему достаточно.

К. РАЗЛОГОВ - И мама, как мы выяснили.

Е. АФАНАСЬЕВА - Да, и мама.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАЙЯ ГРИГОРЬЕВНА - Я из Москвы. Вы знаете, я по поводу ностальгии о прежних фильмах, не совсем по вашим вопросам по поводу Андропова и т.д. Я бабушка, у меня растет внучка, и меня что возмущает в современных фильмах и по телевидению, и в кинотеатрах, что там для молодежи не внушается, что нужно учиться, что нужно быть скромным, что нужно быть трудолюбивым. Что внушается? Секс, насилие, и поэтому, понимаете, фильмы старые, где была доброта, где молодой человек даже стеснялся за руку взять свою любимую девушку, а не то, что сразу кидаться к ней в постель, понимаете? А сейчас это все как-то узаконено, поэтому, видимо, эти добрые старые благородные фильмы так и приветствуются.

Е. АФАНАСЬЕВА - Спасибо вам за ваше мнение. Как вы считаете, Кирилл Эмильевич, действительно, те фильмы давали больше какого-то позитива людям и каких-то идеальных позитивных моделей поведения для молодых людей?

К. РАЗЛОГОВ - Я не знаю, каждая эпоха дает такие модели, сейчас `Гарри Поттер` дает такие модели, очень добрая книжка. Конечно, с некоторой долей ужасов, но таково наше время. Мы воспитывались на одних книгах. Поскольку у меня трое детей разных возрастов, три девочки, то каждые 7 лет меняются книги, на которых люди воспитываются. Нынешнее поколение читает другие книги, смотрит другие фильмы, но добрые чувства при этом никуда не делись, борьба против зла тоже никуда не делась. Даже, я думаю, интимные переживания по поводу того, согласится/не согласится, и куда бросаться, тоже никуда не делись. Они приняли несколько другую форму, но я думаю, что в жизни они значительно богаче и разнообразнее, и даже в искусстве они богаче и разнообразнее, чем те варианты, которые описала наша слушательница.

Е. АФАНАСЬЕВА - Вот интересный у меня еще такой вопрос, Кирилл Эмильевич, у вас сегодня же, по-моему, в программе пойдет `Культ кино` на канале `Культура`, фильм `Маленькая Вера`, фильм как раз того самого Пичула, который снял фильм о Брежневе, с которого мы, собственно, начали разговор.

К. РАЗЛОГОВ - И снимал фильм об Андропове.

Е. АФАНАСЬЕВА - И снимал фильм об Андропове. Вот любопытно, все-таки `Маленькая Вера` - это хоть и перестроечное кино, но, в общем, это плод и вера, и все это плод брежневской жизни нашей, да, та ситуация. И вот сейчас интерес к этому, это стыкуется вот в вашем сознании, режиссерские работы Пичула, они вполне логичны или это странный какой-то переход?

К. РАЗЛОГОВ - Нет, это не странно, это как бы изменения времени - изменения заказов времени. Когда я посмотрел, я об этом буду говорить в программе, когда я посмотрел первую короткометражку Пичула, `Вы чье, старичье`, я подумал, это была такая очень концентрированная чернуха, я подумал, вот человек, который блестяще умеет делать то, что ему никогда не разрешат делать. В чем был не прав, потому что ему это делать разрешили, время изменилось таким образом, что это стали делать все, только значительно хуже, чем это делал Вася Пичул в своей короткометражке. Дальше время изменилось, полнометражное игровое кино стало снимать трудно, а то и невозможно, телевидение стало главным заказчиком, и Вася стал снимать этот сериал, к которому относится с очень большим уважением, интересом, изучает материалы, имеет свою точку зрения, свою позицию. Он выражает ее таким образом.

Е. АФАНАСЬЕВА - Наш слушатель Игорь пишет Николаю Сванидзе - спасибо за ваш исторический цикл, прекрасен и бесценен, в нем история и трагедия России, абсолютно объективная правда.

Н. СВАНИДЗЕ - Балуете-балуете.

Е. АФАНАСЬЕВА - А Галина спрашивает, кем приходится вам бывший директор `Политиздата`, много лет работавший там?

Н. СВАНИДЗЕ - Уважаемая Галина, бывший главный редактор `Политиздата` приходится мне родным отцом.

Е. АФАНАСЬЕВА - Насколько я знаю, ваш дед работал когда-то начальником Берия?

Н. СВАНИДЗЕ - Да, было такое дело, потому что он был первым секретарем Тифлисского обкома партии, а Берия был тогда начальником Тифлисского ВЧК.

Е. АФАНАСЬЕВА - Ваш дед не станет одним из героев цикла?

Н. СВАНИДЗЕ - Нет.

СЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ - Видите ли, по-моему, ностальгия во многом объясняется тем, что Суслов оказался интереснее Сванидзе, какую там правду рассказывает Сванидзе? Разве что свою узко личную. Ее надо рассказывать в узком кругу. А зачем же всем рассказывать не правду, а гадость? Мне кажется, что такое.

Е. АФАНАСЬЕВА - Такая точка зрения.

СЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ - Всего лишь навсего, если даже изливаешь желчь, если ты ее изливаешь искренне, то это ведь правда.

Е. АФАНАСЬЕВА - Знаете, наверное, у вас есть возможность не смотреть цикл Сванидзе.

Н. СВАНИДЗЕ - А читать труды Михаила Андреевича Суслова, Николай Алексеевич, вот, собственно, обратитесь к ним, и все будет в порядке.

Е. АФАНАСЬЕВА - Да, кстати, тут спасибо вашей маме просят передать, невероятно интересная передача.

Н. СВАНИДЗЕ - Спасибо большое.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИСЛАВ - Я по поводу сегодняшней передачи о Розенбауме хотел бы сказать, если можно.

Е. АФАНАСЬЕВА - А при чем здесь Розенбаум, это относится к советскому прошлому? По-моему, он вполне наше настоящее. Давайте все-таки мы в другой раз поговорим о Розенбауме, если можно.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ - Николай, еще раз я, вы знаете.

Е. АФАНАСЬЕВА - Да что же такое, у нас сегодня какие-то дубли получаются. Пожалуйста-пожалуйста, высказывайте свое мнение.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ - Просто хотел прояснить, вот я историей увлекаюсь.

Н. СВАНИДЗЕ - Сергей, это вы?

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ - Да, это я, здравствуйте.

Н. СВАНИДЗЕ - Я слушаю вас.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ - У меня вот такой вопрос, понимаете, ваши отец и дед все-таки служили верой и правдой советской власти, а не было ли у вас, тоже был Сванидзе в расстрельной этой команде, которая в Ипатьевском доме похозяйничала? Это ваши родственники?

Е. АФАНАСЬЕВА - В общем, отвечайте.

Н. СВАНИДЗЕ - Вы знаете, я не знаю своего такого родственника, который был в расстрельной команде в Ипатьевском доме, честно говорю, не в курсе.

СЛУШАТЕЛЬ ЛЕОНИД - Я хочу сказать следующее. Мне нравятся передачи Сванидзе, и я хочу вот что сказать, что они относятся как раз к той части общества, которая составляет 25%, нельзя ли в этих передачах сделать анализ сегодняшнего отношения к этим передачам?

Е. АФАНАСЬЕВА - Передачи себя не анализируют, передачи - мы можем собраться здесь на `Эхе Москвы` и поговорить о программах. Передачи пытаются анализировать советское прошлое недавнее. У нас не так много времени, пожалуйста, почетче формулируйте свои вопросы.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ОЛЬГА - Вот у меня такой вопрос к Николаю Сванидзе, 53-й год - год смерти Сталина и год смерти Сергея Прокофьева. Что вы выберете? Спасибо.

Н. СВАНИДЗЕ - Какой хороший вопрос.

Е. АФАНАСЬЕВА - Замечательный, да.

Н. СВАНИДЗЕ - Вы знаете, вопрос замечательный, я не знаю. Вот не готов пока что сказать, потому что это действительно очень существенно. Прокофьев - один из величайших композиторов 20 века. Очень существенный вопрос, чей будет 53-й год. Пока не принял решения. Но в любом случае, в 53 г., кто бы ни был главным персонажем, речь пойдет и о другом упомянутом вами имени, это несомненно.

Е. АФАНАСЬЕВА - У нас очень много вопросов, посвященных программе Кирилла Разлогова, `Культ кино`, мы их распечатаем, т.к. сегодня мы говорим несколько о другом. Во-первых, передадим Кириллу Эмильевичу вопросы. Во-вторых, просто пригласим его еще поговорить об этой программе отдельно, о том, как показывает наше телевидение разные фильмы, в том числе и такие, как в рубрике `Культ кино`.

К. РАЗЛОГОВ - Интересно то, что сейчас как раз идет цикл перестроечных картин, которые в какой-то степени связаны с нашим разговором.

Е. АФАНАСЬЕВА - И последний вопрос, как вам кажется, фильмов, программ, фильмов о прошлом, их будет сейчас больше или меньше в ближайшем телевизионном сезоне? И как они будут меняться по существу, чему они будут посвящены?

Н. СВАНИДЗЕ - Я не знаю, как они будут меняться, посвящены они будут, в основном, датам, если не брать такие сериалы, как мой, все-таки таких много не бывает, 100 серий есть 100 серий. Это, в общем, прецедентов мало. В основном, такие фильмы посвящены датам, день рождения Андропова, день рождения кого-то еще. Поэтому изменений, я думаю, здесь особых не будет, а фильмов таких будет много, потому что, по-моему, они пользуются популярностью.

К. РАЗЛОГОВ - Я согласен с моим коллегой в этом смысле, никаких изменений в структуре телевизионного вещания не предвидится. Телевизионное вещание ориентировалось на даты, будет ориентироваться на даты.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Основы журналистики:

«Жесткая» и «мягкая» новость. Лид

News image

Ответы на классические шесть вопросов – КТО? ЧТО? ГДЕ? КОГДА? КАК? ПОЧЕМУ? и «перевернутая пирамида» – не единственный способ подачи хроники. Этот выпуск познакомит вас...

Шесть вопросов, или Перевернутая пирамида

News image

Сначала научимся правильно писать новости. В принципе, правильно написанную новость смело можно нести редактору местной газеты – запросто могут опубликовать. (NB: редак...

Журналистика для начинающих. Как писать новости

News image

Каждый человек способен написать новость за 10-15 минут. Это очень просто. * — вот «научная» версия того, как надо писать новости * — а так учат на журфаке и проч...

Интервью от журналиста:

Телевидению не хватает контроля

News image

Участники рынка телерадиовещания предлагают создать единый федеральный орган, ответственный за сферу массмедиа. Если новая структура возникнет, она будет отве...

Читать...

Телекомпания `ВИД` вчера и сегодня

News image

Взгляд и другие: лица за маской В московском музее искусства народов Востока хранится древняя китайская маска, символизирующая мудрость. На маске сидит л...

Читать...

Чадаев А. Иллюзии русского интернета: интернет-СМИ

News image

В рамках подготовки к российско-германскому саммиту (к коему Г.О.Павловский даже попытался задним числом добавить новый раунд жертвенных танцев вокруг НТВ) на...

Читать...

Игорь Борисович Масленников

News image

Igor Maslennikov ( 10.01.1940 года [Москва]) Россия (Russia) В 1988 году Игорь Борисович стал главным редактором журнал...

Эрнесто Теодоро Монета

News image

Ernesto Teodoro Moneta ( 20.11.1833 года [Милан][Милан]) Италия (Italy) Родился в аристократической семье. Детство пров...

Павел Александрович Алашкин

News image

Pavel Aleksandrovich Alashkin ( 23.09.1974 года [СанктПетербург]) Россия (Russia) Родился 23 сентября 1974 года в Петербурге....

Знаменитые журналисты Второй мировой войны

News image

Знаменитые журналисты Второй мировой войны Иоганн Моисеевич Зельцер Лев Адольфович Озеров Александр Андреевич Прокофьев...

Синди Адамс

News image

Cindy Adams ( 24.04.1925 года [Нью-Йорк]) США (Usa) Сейчас Синди Адамс ведет раздел светской хроники в «Нью-Йорк Пост» и появ...

Владимир Владимирович Кара-Мурза

News image

Vladimir Kara-Murza ( 07.09.1981 года [Москва]) Россия (Russia) Являлся членом Федерального политического совета партии...